5509

0

Повышение минималки до 3200 грн увеличит инфляцию

23 января, 2017 | 11:58

Олег Чурий рассказал, почему девальвирует гривня, сколько денег придется влить в Приватбанк, и как отразится на ценах повышение минимальной зарплаты

Интервью с заместителем главы Нацбанка Олегом Чурием начинается под аккомпанемент акции протеста у стен НБУ. "Это у нас каждый четверг, все по плану. Собираются в определенное время, кричат, потом, как по щелчку, расходятся", - улыбается он, намекая на проплаченный характер акции. На улице кто-то кричит в громкоговоритель. Из стен кабинета шума практически не слышно, но можно предположить, что часть высказываемых обвинений касается девальвации гривни. Во многом именно от Чурия и зависит, каким будет курс нацвалюты в обменниках завтра - в НБУ он курирует операции на открытом рынке, то есть ежедневно сопровождает сделки по продаже валюты из резервов или покупке долларов. В беседе Чурий подчеркивает, что возврата к фиксированному курсу гривни уже быть не может, и населению пора привыкать к краткосрочным колебаниям на валютном рынке, ведь теперь основная задача НБУ - поддержание ценовой стабильности. После окончания разговора он смотрит на экран своего телефона. "42-46", - говорит мне Чурий. Вопросительно смотрю на него. "На межбанке курс сейчас 27,42-27,46", - поясняет он. Отвечаю: "Неплохо. Но в бюджете вообще-то среднегодовой курс 27,2 гривни за доллар планируется". Чурий парирует: "Мы на курс в бюджете не ориентируемся".

На низком старте

- В конце декабря-начале января гривня на наличном и межбанковском рынках резко девальвировала. Почему не удалось этого избежать?

Если говорить о наличном рынке, то на него во многом повлияли высокие расходы правительства в декабре. В результате ликвидность банковской системы увеличилась на 38 млрд гривень, а объем наличных вне банков вырос на 25 млрд гривень. Естественно, часть этих денег оказалась на валютном рынке. Какую-то роль сыграл и фактор Приватбанка. Но, скорее, на психологическом уровне. За месяц отток депозитов физлиц в национальной валюте из Приватбанка составил менее 5 млрд гривень (общий объем клиентских средств финучреждения превышал 190 млрд гривень - ред.).

Межбанковский рынок в большей мере находился под влиянием сезонного фактора. В конце года сильно снизились поступления от экспорта сельхозпродукции. Для сравнения: если в ноябре доля аграриев в общем объеме проданной экспортерами валюты составляла более 50%, то в последние дни декабря снизилась до 30-40%, а в начале января - практически до 20%. К тому же, в конце прошлого года экспортерам возместили крупную сумму НДС - 16 млрд гривень по сравнению с 6 млрд в ноябре. Получив гривни, они, видимо, решили не спешить заводить свою валютную выручку в страну. Если обычно экспортеры продают около 90% валютной выручки при обязательной норме в 65%, то в январе этот показатель упал ниже 85%.

Зависимость валютного рынка от аграриев усилилась за последние годы. Это, конечно, не очень хорошо. Но надо признать, что пока структура нашего экспорта выглядит достаточно примитивно. Взять тот же IT-рынок, о котором так много говорят. Доля IT в общем объеме поступлений от экспорта товаров и услуг составляет всего 5%. Она хоть и растет, но пока большого влияния на курсообразование не оказывает. Возможно, доля была бы больше, но многие IT-специалисты получают выручку как физлица, норматива по обязательной продаже валюты у них нет.

- То есть колебания курса гривни в этом году с высокой долей вероятности будут повторять аграрный цикл?

Можно посмотреть на тенденции прошлого года, он был показательный. В первые два месяца года, то есть низкий сезон для аграриев, гривня слабела. С марта и почти до конца лета, в высокий сезон, наоборот - укреплялась. В начале сентября давление на гривню  выросло, но мы погасили его с помощью интервенций. Как будет в этом году? Урожай прогнозируется хороший, но что будет с ценами на продукцию экспортеров - сказать сложно. В первую очередь это касается металлургов. Украина входит в ТОП-10 стран на мировом рынке стали, но ее доля всего - 1,5%. У Китая - 50%. В КНР много незагруженных мощностей, и все зависит от того, будут ли они их загружать. В любом случае в первой половине года можно прогнозировать похожую ситуацию на украинском валютном рынке, какую мы уже видели в 2016-ом.

- Высокие расходы правительства в декабре создают давление на курс гривни в новогодние праздники. Вы пробовали донести эту мысль Минфину?

Думаю, они знают об этой проблеме. С одной стороны, одномоментный выброс ликвидности за короткий период времени ослабляет нацвалюту, с другой - рост курса доллара на 1 гривню сразу же увеличивает госдолг на 40 млрд гривень. Точно так же возмещение крупных сумм НДС, неравномерно распределенных во времени, приводит к существенным колебаниям на валютном рынке. На днях я слышал от представителей Минфина, что они уже наладили процесс возмещения НДС, и в этом году он будет более плавным. Поэтому есть надежда, что внутри каждого месяца не будет этих пиковых нагрузок для курса.

Каждый раз, комментируя ослабление гривни, вы исключаете фактор банкротства банков. При этом, как правило, эти события совпадают во времени. К примеру, доллар рос, когда обанкротился банк Михайловский, сейчас вот после национализации Привата.

Ситуация с Михайловским сложилась из-за того, что люди заключили депозитные договоры не с банком, а со связанной финкомпанией. Возник спор, могут ли они претендовать на возмещение, началась массированная пиар-кампания, поддержанная различными политическими силами: перекрытия Крещатика, демонстрации около НБУ и АП. Прямого влияния они на валютный рынок не оказывали, только психологическое. Если говорить о будущем, то, по сути, очистка банковского сектора практически завершена. Мы не видим кандидатов на выход среди крупных и средних банков. Планы по капитализации большинство финучреждений сейчас выполняют с опережением графика. А основной вопрос - с Приватбанком - закрыт.

- На прошлой неделе три заместителя главы НБУ, включая вас, отчитывались перед банковским комитетом Рады о причинах падениях гривни. Как у вас складываются отношения с депутатами?

Мы не отчитывались, так как они нам не начальники, а мы им не подчиненные. У нас идет диалог, достаточно конструктивный и продуктивный. На прошлой неделе мы говорили с членами профильного комитета о ситуации с Приватом и на валютном рынке. Мне кажется, они позитивно восприняли те шаги, которые мы вместе с правительством предпринимали в ходе перехода Приватбанка в госсобственность. Когда в понедельник, 19 декабря, банк открылся с очень низкими остатками на корсчетах, мы поддержали его ликвидностью, которая пошла на выплаты вкладчикам, функционирование работы платежных систем, пополнение касс, корреспондентского счета, закрытия межбанковских сделок. За несколько дней все вопросы с ликвидностью Приватбанка были решены.

- Профильный комитет Рады поддерживает принятие законопроекта N5304, ограничивающего полномочия НБУ при осуществлении банковского надзора и принятии собственных нормативных актов. Это вас не пугает?

Это вызывает удивление. Наверное, депутаты считают, что НБУ получил слишком много свободы при принятии решений. Но закон об институциональной независимости НБУ, который был принят ранее, - это одно из условий сотрудничества МВФ. После его принятия Украина получила транш в $1,7 млрд, и менять все с ног на голову было бы некорректно. Поэтому шансы на прохождение законопроекта об ограничении полномочий НБУ я расцениваю как очень низкие.

Если говорить о будущем, то, по сути, очистка банковского сектора практически завершена. Мы не видим кандидатов на выход среди крупных и средних банков

Повторюсь, у нас есть диалог с профильным комитетом, но иногда там происходят необъяснимые вещи. К примеру, депутаты часто говорят, что чистить банковский рынок нужно, а потом возмущаются, когда мы вывели с рынка большое количество неплатежеспособных банков. НБУ уже опубликовал свою позицию по отношению к деятельности главы профильного комитета Рады и некоторых его членов (в открытом письме к спикеру Рады Андрею Парубию Нацбанк обвинил главу банковского комитета Сергея Рыбалку в непрофессионализме и политической заангажированности - ред.). С тех пор наша позиция не поменялась, но мы стараемся работать конструктивно.  

Приватный разговор

- Давайте детальнее о Привате. Банк докапитализирован государством за счет выпуска гособлигаций на 116 млрд гривень, из которых НБУ монетизировал уже более 27 млрд. Зачем понадобилось вливать сразу такую большую сумму живых денег?

Если Минфин вливал ОВГЗ в капитал банка для его выведения на позитивный уровень, то монетизация была необходима исключительно для поддержания ликвидности. У банка только обязательные резервы - это 7 млрд. гривень. Еще 6-7 млрд гривень должны находиться в кассах и банкоматах. Плюс к этому у Приватбанка был достаточно большой объем межбанковских кредитов. Они свопили валюту (своп - операция по обмену активов на определенный срок - ред.), которая у них была, на гривну. Сейчас всю эту гривну они уже вернули банкам. На текущий момент валютная позиция Приватбанка также сбалансирована, так как они получили от Минфина индексные облигации на 64 млрд грн.

В сухом остатке имеем: заявленный объем эмиссии ОВГЗ под национализацию Привата составляет 116 млрд гривень, из них выпущено гривневых бумаг на 43 млрд гривень и индексных облигаций на 64 млрд гривень. Итого получается 107 млрд гривень, то есть еще по 9 млрд гривень решение должен принять Минфин. Думаю, это вопрос времени. Снова-таки подчеркну, что из всей суммы монетизированы облигации только на 27,2 млрд гривень. С точки зрения монетарных показателей это не так много, чтобы оказать существенное влияние на инфляцию или курс гривни

- С какой долей вероятности вам придется в этом году монетизировать все гособлигации, выпущенные для национализации Приватбанка?

Зависит от того, каким будет новый бизнес-план финучреждения. С момента национализации прошел только месяц, у банка сменились правление и набсовет, готовится план развития. Он будет частью новой стратегии развития госбанков, которую сейчас готовит Минфин. С национализацией Привата доля государства на рынке, если смотреть на активы, превысила 50%. Это слишком большой показатель, его нужно сокращать, готовить госбанки к продаже частным инвесторам.

- Темпы монетизации этих облигаций зависят от того, насколько быстро компании Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова будут погашать свои кредиты в Приватбанке?

Не совсем. Инсайдерские кредиты компаниям бывших собственников сейчас замещены ценными бумагами, по которым банк получает доход. За счет этого обеспечивается его ликвидность, производятся выплаты вкладчикам. Новый менеджмент Привата уже сделал заявление, что ставки по депозитам в банке слишком высокие. В результате сложилась ситуация, когда есть два больших розничных государственных банка, но доходность вкладов у них существенно разнится. Поэтому Приватбанк, вероятно, будет снижать ставки до уровня, близкого к Ощадбанку. Но вряд ли это приведет к большому оттоку вкладов, ведь сейчас Приватбанк - это учреждение высокого уровня надежности.

- То есть в итоге национализация Приватбанка обойдется гораздо дороже этих 116 млрд грн, ведь банку платятся еще и проценты по выпущенным бумагам?

Когда СМИ подсчитали, во сколько обойдется каждому украинцу национализация Приватбанка, и вышли на сумму 3 тыс. гривень, то это только номинал. Туда, конечно, еще нужно добавить проценты за 15 лет обращения бумаг. Считайте сами: 6% по индексным бумагам и 10% - по гривневым.

С национализацией Привата доля государства на рынке, если смотреть на активы, превысила 50%. Это слишком большой показатель, его нужно сокращать, готовить госбанки к продаже частным инвесторам

Удар по ценам

- Как повлияет на монетарную политику НБУ бюджет-2017 года? В финальной версии депутаты привычно раздули расходы, повысили минимальную зарплату вдвое до 3200 гривень. Все это может разогнать инфляцию.

По инфляции в 2017-ом году у нас остается та же цель - 8% плюс-минус 2%. Повышение минималки имеет двоякий эффект. С одной стороны, оно позитивно повлияет на рост ВВП, по нашим оценкам, на 0,5%, с другой - увеличит инфляцию на 1%. Это один из факторов, который отразится на нашей монетарной политике. На этой неделе НБУ презентует инфляционный отчет с обновленным прогнозом по инфляции. Но даже с повышением минималки мы попадаем в нашу цель 8% плюс-минус 2%.

- Правительство хочет зачислить в казну, помимо прочего, и 45 млрд грн прибыли НБУ в 2017 году. Такая сумма расходится с вашими оценками. К чему это приведет?

Прямой эмиссии мы давно не проводим, так что об этом речи нет. Но я бы перечисление прибыли НБУ тоже не рассматривал как эмиссию. Это дорога с двусторонним движением: в 2016-ом году Минфин выплатил нам по номиналу ОВГЗ 35,1 млрд гривень и еще 49,3 млрд гривень по купону. То есть мы получили от них 82 млрд гривень, а планируем вернуть вдвое меньше. Значит, мы наоборот забрали ликвидность с рынка.

- В 2016 году сразу на 13,6% выросла денежная база. Разве это не риск для удержания инфляции?

Страшного в таком росте ничего нет. Это говорит о том, что спрос на гривну  восстанавливался как следствие роста экономики и снижения инфляции, то есть рисков обесценивания денег. Кроме того, на рост монетарной базы существенно повлиял конец года: бюджетные выплаты и переход Приватбанка в госсобственность.  Конечно, лучше бы эти деньги попадали на рынок более равномерно в течение года. Но если у нас рост цен составил 12%, а монетарная база выросла на 14%, то это не критично.

- Минфин обратился к вам с просьбой реструктуризировать гособлигации, которые находятся в портфеле НБУ. Это огромная сумма - более 380 млрд грн. На каких условиях вы проведете операцию?

Если говорить о репрофайлинге, который мы обсуждаем с Минфином, то здесь речь идет о выпуске 30-летних бондов инфляционных бондов с полугодовым купоном и равномерным графиком погашения. Таким образом мы пытаемся привлечь Минфин к нашей политике таргетирования роста цен. Калькуляция очень простая: чем больше инфляция, тем больше правительству приходится платить по этим бондам. То есть Минфин будет заинтересован сам в низкой инфляции.

- В прошлом году вы существенно снизили учетную ставку, но кредитование экономики не возобновилось. Удастся ли что-то изменить в этом году?

Тут вопрос не только в нашей монетарной политике. Перед НБУ стоит задача снизить инфляцию до 5% в среднесрочном периоде. Это даст экономике возможность инвестиционного, а не спекулятивного роста. Потому что никто не будет вкладываться в здравом уме в долгосрочные проекты, понимая, что завтра может быть высокая инфляция. Мы активно снижали учетную ставку в течение прошлого года, и не сделали этого только в декабре в связи с уже упоминавшимися событиями, которые увеличили инфляционные риски. На этой неделе у нас будет заседание монетарного комитета, а затем и правления по вопросам монетарной политики, на котором будет принято новое решение по учетной ставке.

Но кредитованию больше мешают структурные проблемы. К примеру, закон о защите прав кредиторов так и не приняли во втором чтении. В этом вопросе у нас большие претензии к профильному комитету, поскольку из 12 членов 7 не голосовали за него, хотя некоторые находились в зале. Судебная реформа - это вообще критический вопрос. Банки не могут забрать деньги у неэффективных заемщиков, а  ведь все это ресурс, который не пошел на развитие экономики.

Если говорить о высоких ставках в гривне как о сдерживающем факторе для кредитования, то давайте посмотрим на ситуацию с валютными кредитами. У банков есть высокая ликвидность в валюте, которую они держат на корсчетах в иностранных банках практически под нулевые ставки. При этом половина ВВП - это экспорт товаров и услуг. Что мешает кредитовать экспортеров, у которых даже валютные риски минимальны? Только отсутствие реформы судов и правоохранительных органов.

Валютные правила  

- Готовится новый проект меморандума Украины с МВФ. Чего ожидает Фонд непосредственно от НБУ?

Требования в новом меморандуме, по сути, ничем не отличаются от старой редакции. Задачи все те же  - капитализация банков, аккумуляция международных резервов, либерализация валютного рынка. В прошлом году мы выкупили в резервы с рынка $1,6 млрд, полностью выполнив обязательства НБУ, отраженные в программе сотрудничества с МВФ. В 2017-ом желательно аккумулировать не менее $1,5 млрд, то есть суммы, которую правительство выплатит в виде процентов по внешним долгам и ОВГЗ в валюте.   

- В прошлом году Нацбанк начал работать над документом, который заменит нынешний валютный декрет. Какая у него готовность?

Это будет закон под названием "Об иностранной валюте". Над ним работает проектный офис, донором которого выступает Еврокомиссия. Закон будет полностью соответствовать всем требованиям, которые взяла на себя Украина, подписав договор об ассоциации с ЕС. Основная цель - отмена запретительных норм в существующих законах, касающихся, к примеру, инвестиций за рубеж, лицензирования ряда валютных операций, регистрации кредитов от нерезидентов. Закон будет рамочным, а у НБУ будут широкие полномочия регулирования рынка с помощью своих нормативных актов. Драфт нового закона планируем завершить к концу первого квартала и уже во втором квартале внести его в Раду. Примут ли его - зависит уже не от нас. Из порядка 15 законопроектов, которые мы поддерживали в прошлом году и проходили через наш профильный комитет, принято только пять. Хотя многие из них были отражены даже в Меморандуме МВФ.

- Как повлияла на валютный рынок отмена 2%-го сбора с наличных валютообменных операций в Пенсионный фонд с начала этого года?

Хорошо, что его отменили, так как сбор в ПФ искажал рыночную ситуацию. Но революции не произошло, и я лично не ожидал ее. Банки немножко расширили спрэд между покупкой и продажей и стали более конкурентными по сравнению с обменниками, которые часто работали без оплаты сбора в ПФ. Но большой черный рынок валюты никуда не делся. И пока есть теневая экономика, никуда и не денется. Сложно поверить, что предприниматели, которые ведут бизнес в тени, вдруг пойдут в банки, рискуя попасть под финмониторинг. Они рассчитываются в валюте, это удобно и в чем-то рационально для них.

- Последний вопрос. В вашей личной биографии есть любопытная деталь - в 2008 году вы купили одну акцию и вошли в состав набсовета фонда Фьюжн-Премиум, связанного с активами Петра Порошенко. Зачем это было нужно, и знаете ли вы президента лично?

Я покупал много разных ценных бумаг. Ту вроде купил за 1000 грн, спустя несколько лет продал. Но с Порошенко лично не знаком, видел его метров со ста на публичных мероприятиях, ближе не подходил.

Новости

Читайте также

Блокада оккупированных территорий не принесет никаких позитивных последствий, лишь негативные.

15 февраля, 2017 | 09:40

Украинский боксер Владимир Кличко на пресс-конференции в Нью-Йорке, анонсирующей его бой с чемпионом мира по вер

01 февраля, 2017 | 14:38

Евгений Нищук, пожалуй, наиболее далекий от кабинетной номенклатуры и бюрократии член Кабинета министров

19 января, 2017 | 11:54

Будьте в курсе последних новостей нашего сайта!

Вход на сайт

Or log in with...

Комментарии (0)