4018

«План Маршалла» для Украины: придет к нам европейское чудо?

27 ноября, 2017 | 16:55

В пятницу, 24 ноября, в Брюсселе прошел пятый саммит «Восточного партнерства». На встречу с лидерами стран ЕС прибыли коллеги из пяти подопечных стран - Украины, Грузии, Молдовы, Азербайджана, Армении (президент Беларуси прибыть отказался). Ожидалось, что для Украины на саммите может быть припасена особая «изюминка» - представлен документ под названием «Европейский план для Украины». Документ предполагал европейские инвестиции в украинскую экономику в размере 50 млрд евро на протяжении 10 лет. Деньги, согласно плану, должны были начать поступать уже с 2018-го, и направляться, в первую очередь, на развитие инфраструктуры и поддержку малого и среднего бизнеса. Контракты.ua разбирались, что представляет собой этот самый план, которого очень многие ждут в Украине, и реально ли вообще его приятие в ближайшее время. Громкое название Разработчики документа, именуемого «Планом Маршалла для Украины», действительно проводят аналогию с амбициозной программой восстановления разрушенной Второй Мировой войной экономики стран Европы, которую финансировали и провели в жизнь США с конца 1940-х годов. Успешность этого плана создала основы для последующей евроинтеграции, а заодно и помогла решить военно-политический вопрос противостояния с СССР. Следует помнить, что исторический план Маршалла принимался в условиях реальной военной угрозы Европе со стороны СССР. Танковые армады Сталина за 5 дней могли оказаться у берегов Атлантики. Идеи коммунизма на волне победы над нацизмом были сильны, как никогда. Потому план Маршалла начал воплощаться в жизнь одновременно с созданием НАТО, о чем часто забывают.

Американцам нужно было показать эффективность своей модели развития для Европы, и закрепить в своей орбите западную и центральную части субконтинента. Поэтому в план Маршалла было вложено столько средств: общая сумма ассигнований только с апреля 1948-го по декабрь 1951 года составила около 13 млрд долларов (порядка 140 млрд в современных ценах). Основная доля пришлась на Великобританию (2,8 млрд), Францию (2,5 млрд), Италию (1,3 млрд), западную часть Германии, контролируемую союзниками (1,3 млрд), и Голландию (1 млрд). Причем характерно, что на наиболее пострадавшие от войны Германию и Голландию были выделены суммы меньшие, чем на Великобританию, на территории которой даже не было вражеских войск. «План Маршалла» реализовывался до второй половины 1960-х. Итоги двадцатилетних американских усилий оправдали себя: был задан атлантический вектор развития Европы, а симпатии к левым идеям поблекли, во всяком случае, в отношении «классических» марксистских партий. С тех пор само понятие «план Маршалла» стало мемом, обозначающим аналогичные попытки Запада вытащить из разрухи какую-либо страну или группу стран. И далеко не всегда, особенно в странах Африки или мусульманского мира, эти проекты были успешны. Достаточно упомянуть недавние вложения, сделанные американцами в Ирак и Афганистан. Обе эти страны по-прежнему показывают чрезвычайно высокий уровень политической нестабильности и экономической беспомощности. Они продолжают быть аренами гражданских войн и становятся субъектами постоянного внешнеполитического воздействия – вплоть до прямого вторжения, а также сталкиваются с успешными попытками сепаратизма (проблемы с ИГИЛ и Курдистаном в Ираке, перманентная нестабильность на афгано-пакистанской и афгано-иранской границах и т.п.) Украина, во-многом, находится в схожем положении. На нашей территории идет война, часть государства оккупирована, сохраняется угроза полномасштабного вторжения войск агрессора. В стране чрезвычайно высок уровень коррупции, а политическая элита демонстрирует откровенно «паразитарную» модель поведения, в т.ч. и в отношении западных партнеров, ожидая от них исключительно все новых финансовых вливаний. С другой стороны нельзя не отметить, что западный опыт экономической помощи отдельным странам исходит из конкретной ситуации в том или ином государстве. Так что те, кто берется за разработку подобных документов, обычно просчитывают риски. Иракский или афганский примеры для Украины все-таки, в силу разницы менталитетов и исторических процессов, не очень приложимы. На постсоветском пространстве ситуация имеет несколько иной «окрас»: в частности, все участники «Восточного партнерства» декларируют желание войти в Евросоюз.

Политолог Алексей Якубин в связи с этим указывает, что идея плана помощи странам «Восточного партнерства», и в особенности Украине, «ожила» не просто так. «Само по себе «Восточное партнерство» - это инициатива Запада по удержанию в своей орбите постсоветских государств, которые в ближайшем будущем, как минимум, до 2025 года, не могут рассчитывать на вступление в ЕС. После подписания соглашений о партнерстве с ЕС ключевыми странами «Восточного партнерства» - Украиной, Грузией и Молдовой – проект начал терять свою актуальность. Вот и возникают новые попытки его оживить: нужно ведь показывать элитам и населению этих государств, а заодно и избирателям в странах Евросоюза, что бывшие советские республики не бросают наедине с их проблемами, тем более с учетом обострения отношений с Россией. Что до Украины, то в Европе отлично понимают ее ключевую роль на постсоветском пространстве. Но это не означает, что нам готовы выделять «с налету» очередные миллиарды». Кто «вписался» за Украину? Основными «промоутерами» нынешнего документа являются литовцы. Проект был представлен в первой половине ноября в тамошнем Сейме. В продвижении проекта приняли участие сразу два бывших премьер-министра Литвы - Андрюс Кубилюс (на фото ниже) и Гедиминас Киркилас. Оба они состоят в партии «Союз Отечества - Литовские христианские демократы», которая, в свою очередь, является частью транснационального политического объединения Европейской народной партии (ЕНП) в Европарламенте. На уровне Европарламента активность ЕНП в лоббировании украинского вопроса очень заметна. Достаточно вспомнить, что 30 марта этого года ЕНП приняла резолюцию в поддержку плана экономической помощи Украине. Эта резолюция, именуемая «За долговременный план поддержки Украины», призывала членов ЕНП поддержать создание широкого инвестиционного пакета мер, названного «планом Маршалла для Украины». Громкое название сразу же было подхвачено СМИ. В документе говорится, что пакет должен базироваться исключительно на достижениях и политических решениях украинского правительства, однако долг европейцев - «сохранить мотивацию украинских граждан для проведения тяжелых реформ». Для этого предлагаются следующие шаги: поддержка независимости и государственного суверенитета Украины, осуждение российской агрессии и сохранение санкции в отношении России до момента полной имплементации Минских соглашений; поддержка европейской интеграции и реформирования украинского государства; помощь Украине в выполнении Копенгагенских требований согласно статье 49 Договора ЕС (их выполнение позволяет вступить в ЕС); помощь внутренне перемещенным лицам; помощь в имплементации Соглашения об ассоциации; поддержка национальных меньшинств, особенно в области языка и образования; препятствование появлению экстремизма и недемократических движений. Как видим, особо выделены пункты об образовании и языковой поддержке нацменьшинств, и о препятствовании появлению экстремистских движений. Впрочем, это вполне понятно для любого документа, принимаемого в рамках институций Евросоюза. Нужно отметить, что во фракцию ЕНП в Европарламенте входят депутаты немецких Христианского Демократического союза (ХДС) и Христианского социального союза (ХСС). А лидером ХДС, как известно, является Ангела Меркель. Во фракции состоят и представители французской Республиканской партии, австрийской и испанской Народных партий, венгерского «Фидес», партии «Форца Италия», польской «Гражданской платформы» и т.д. То есть, ЕНП выступает от имени значительной части европейского политикума, за которой явственно маячит тень Меркель. Впрочем, у фрау канцлерин сейчас большие проблемы в связи с провалом переговоров о коалиции, что существенно ослабляет ее позиции. Однако именно ЕНП, как и отдельные представители партий, входящие в ее состав, остаются основными лоббистами Украины в общеевропейской политике. Что касается Литвы, то она на данный момент является наиболее дружественным по риторике и практическим действиям в отношении Украины государством в Евросоюзе. Директор социологической службы «Украинский барометр» Виктор Небоженко считает, что литовцам такие планы «нужны для повышения собственной значимости». «Там ведь прекрасно знают, что деньги будут выделять не они. Кроме того, роль «адвоката Украины» кому-то же нужно на себя взять, тем более в условиях, когда Польша явно отходит от этой роли», - указывает он. История вопроса Идея и сам термин «план Маршалла для Украины» появились еще 10 лет назад. В 2007 году британская организация People-Centered Economic Development издала доклад «Microeconomic Development and Social Enterprise in Ukraine: A «Marshall Plan» for Ukraine («Микроэкономическое развитие и социальное предпринимательство на Украине: «План Маршалла» для Украины»).

В нем основное внимание уделялось именно поддержке малых и средних предприятий. Этот план отличался от последующих тем, что был явно «завязан» на одобрение по ту сторону океана: в феврале 2008 года документ был передан на рассмотрение в Агентство США по международному развитию (USAID), и в Комитет по внешней политике конгресса США. Где-то в тамошних бюрократических недрах он и «потерялся» – во всяком случае, формально с тех пор о нем речи не велось. К концепциям, аналогичным «плану Маршалла для Украины», вернулись только в 2014-м году. С тех пор идеи подобного рода начали, словно призрак коммунизма, гулять в среде европейского интеллектуального и политического бомонда. Так, французский публицист и философ Бернар Анри-Леви (на фото ниже) разработал проект, предполагающий выделение Европой крупного займа Украине. Характерно, что в следующем году Анри-Леви стал одним из учредителей т.н. «Агентства модернизации Украины», напрямую связанной с Дмитрием Фирташем, к тому времени уже пребывавшем под судебным преследованием в Австрии. План, разработанный «Агентством», включал создание страховой компании, финансируемой как страховщиками из стран ЕС, так и представителями украинского крупного капитана, а также предусматривал крупный европейский заем в виде долговых обязательств государственного казначейства Украины, которые были бы гарантированы Европейским Центральным банком и МВФ. Но идея снова «зависла». В сентябре того же 2014 года со своей программой выступил известный британский историк Тимоти Гартон-Эш (на фото ниже). Он опубликовал план 10-летнего развития для Украины, предусматривающий военные, политические и экономические меры, включая поставки оружия. Правда, Гартон-Эш назвал его «планом Меркель», с явным намеком на то, кто все это будет финансировать. Помимо внимания к военному аспекту, важным в его плане было однозначное предложение ввести безвизовый режим для Украины. В Германии, тем временем, также задумались над планом финансово-экономической помощи Украине. Так, перед очередным раундом переговоров в «Нормандском формате», 30 сентября 2015 года, Христианский демократический союз (напомним, являющийся ядром фракции ЕНП), возглавляемый Ангелой Меркель, опубликовал документ о поддержке Украины. В нем называлась фантастическая цифра в 100 млрд евро, необходимых для восстановления украинкой экономики. Одновременно с инициативами, имеющими аналогичное название («Мarshallplan für die Ukraine»), начал работать над темой и немецкий общественный сектор. Так, 29 февраля 2016 года депутат Бундестага Карл-Георг Вельман сообщил о разработке «плана Маршалла для Украины». Однако он не уточнил, идет ли речь о конкретном документе, или только об инициативе, нуждающейся в политическом и экономическом обосновании. Украина же благодарила за лоббистские старания именно литовцев: в частности, в конце августа 2017 года, президент Петр Порошенко, на встрече со спикером Сейма Литвы Викторасом Пранцкетисом (фото встречи - ниже), обсудил, как сообщила президентская пресс-лужба, «вопросы практической имплементации инициативы парламента Литвы «Новый Европейский план для Украины на 2017-2020 гг.» Таким образом, создается впечатление, что в Европе готовилось (если готовится) несколько документов на одну и ту же тему – масштабной финансовой помощи Украине. Причем не ясно, на какой стадии разработки находятся эти документы (кроме того, который озвучен представителями Литвы). Некоторую ясность внес в середине ноября этого года Андрюс Кубилюс, заявивший, что все упомянутые планы рассматривались и изучались, или же являются модификациями одного и того же документа, приведенного, наконец-то, к единому знаменателю. Гладко было на бумаге… Один из главных лоббистов плана – министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс - заявляет, что главной целью является не столько вложение в Украину средств, сколько целенаправленное их распределение, и, главное – контроль за расходованием. В тексте документа говорится, что Украина нуждается в повышении способности правильно «поглощать» инвестиции. Указывается, что для этого средства следует выделять под конкретные проекты, а также создать агентство, которое будет управлять этими проектами – естественно, при прямом участии западных доноров. Таким образом, основным является именно определение приоритетных направлений, на которые будет направлено действие плана. Однако в тексте предложенного документа речь идет, в основном, о поддержке малого и среднего бизнеса и развитии инфраструктуры. Конкретные шаги и меры в нем не озвучиваются. Кое-какие цифры, конечно же, приведены. Основным является положение о том, 5 млрд долларов ежегодных вливаний в Украину в течение 10 лет могут привести к росту ее экономики на 6-8% в год. Отметим при этом, что в 2016 году номинальный ВВП Украины составил 93 млрд долларов.

Рост на 5 млрд может считаться достижением только в том случае, если выделенные европейцами деньги не будут «размазаны» по разным статьям бюджета, а реализованы четко прописанные шаги, начиная с соответствующего законодательства. «С экономической точки зрения такой план необходим. Однако мы должны понимать, что в Украине не существует условий до четкого и прозрачного контроля за выделяемыми средствами. Кроме того, выделение денег решает, и то только частично, экономические проблемы по отдельным вопросам. Например, их могут пустить на восстановление Донбасса, хотя Украина не освоила еще предыдущие деньги, выделенные на эти цели Евросоюзом», - указывает директор информационно-аналитического агентства «Рейтинг» Алексей Станчевский.  Активное финансирование малого и среднего бизнеса, преподносимое авторами документа как основное средство решения украинских проблем, что в наших условиях может оказаться просто благим намерением. Наша история показывает, что каждое правительство Украины говорило о содействии приватному сектору, а вместо этого делало его жизнь еще хуже. Смогут ли иностранцы проконтролировать бизнес-климат в Украине, и реально помочь в облегчении жизни малых и средних предпринимателей? Это представляется весьма сомнительным. Максимум, что может быть сделано под иностранным контролем – приняты очередные законы об облегчении налогообложения и кредитования бизнеса, а также введен очередной мораторий на проверки. Деньги, которые планировалось собрать в госбюджет с этого сектора экономики, просто будут заменены на деньги западные. Конечно, это может временно облегчить жизнь бизнесменов, но вряд ли создаст для них уверенность в завтрашнем дне. Ведь деньги доноров в определенный момент закончатся – и украинское государство снова вспомнит о тех, кого оно привыкло доить регулярно… Кроме того, европейцы считают, что и так уже вложили в Украину достаточно средств, не увидев при этом выполнения целого ряда оговоренных с ЕС условий. «Недавно представитель ЕС в Украине Хьюг Мингарелли (на фото ниже - ред.) заявил, что ЕС не даст Украине очередные 600 млн евро макрофинансовой помощи, так как наша страна до сих пор не выполнила четыре условия: снятие запрета на экспорт леса-кругляка, запуск автоматической проверки электронных деклараций, закон о кредитном реестре НБУ и проверка информации о бенефициарных владельцах компаний. Причем крайний срок выполнения условий истекает в ближайшие несколько дней, и не может быть продлен. Следовательно, если Европейская комиссия констатирует, что эти требования не выполнены, деньги будут потеряны для Украины», - указывает директор Украинского института анализа и менеджмента Руслан Бортник. Недовольство выражал не только Мингарелли. Еврокоммисар по вопросам расширения и политики добрососедства Йоханнес Хан также заявлял, что на новые большие вливания Украина может не рассчитывать, сославшись на отсутствие реальной борьбы с коррупцией и иных явных достижений. «У Еврокомиссии уже есть необходимый инструментарий для поддержки Украины. Мы готовы давать деньги, но не будем давать их без четких критериев. Простите, что должен это говорить, но уровень доверия не очень высокий, и поэтому мы платим, когда что-то сделано», - заявил Хан в октябре этого года. Как для политика такого уровня, это сказано предельно откровенно. И, наконец, самый важный аспект: даже если бы Украина уверенно шла по пути борьбы с коррупцией и демонстрировала чудеса демократии, это не означает, что у Евросоюза и его основных участников, особенно в нынешних условиях, нашлись бы для нас «лишние» 50 млрд, пусть и «растянутые» на 10 лет. Так откуда могут взяться такие деньги? Интересное мнение в связи с этим высказал директор социологической службы «Украинский барометр» Виктор Небоженко.

«Еще год назад в Европе обсуждали, хотя, естественно, неофициально, идею о т.н. «плане Меркель-Путина», согласно которому, якобы, Россия должна была тайно дать 50 млрд долларов, вывести войска из Донбасса, но не из Крыма, а Европа в ответ обязывалась смягчить санкции, оставив их в чисто симоволическом «крымском» формате. То есть, речь шла о такой своеобразной форме контрибуции для России. Сумма подозрительно совпадает с той, которая указывается в нынешнем плане. С учетом того, что европейцы деньги нам давать не очень склонны, возникает резонный вопрос – а почему они вообще обсуждают эту тему, и называют именно такие цифры? Может ли это быть обычным совпадением?» Как бы там ни было, Украина и такого «счастья» Украина не получила. Не тут-то было… Судя по всему, некоторое время литовский проект плана действительно был «рабочей картой», во всяком случае, на уровне Европарламента (ЕП), где он и обсуждался. Однако в середине октября, во время голосования за отчет в Комитете по иностранным делам ЕП акценты в документе были изменены. Так, если ранее он назывался «Новый Инвестиционный план для Украины и других стран Восточного партнерства», то теперь именуется «Инвестиционный план для Европы». Упоминание об отдельном инвестиционном трастовом фонде для нашей страны было изъято. Теперь речь идет об общем фонде для Украины, Грузии и Молдовы. В качестве «утешения» для Украины Комитетом по иностранным делам рекомендовано провести донорскую конференцию, «чтобы собрать деньги для гуманитарных потребностей, вызванных аннексией Крыма и конфликтом на Востоке». Кроме того, даже если на саммите 24 ноября и был бы одобрен некий документ, предусматривающий выделение Украине денег, это не значит, что они начали бы поступать уже в 2018-м. Во-первых, утверждать выдачу должен Европарламент – следовательно, предстояли бы нешуточные дебаты в Страсбурге, где проукраинское лобби столкнулось бы с более чем обоснованной критикой. Во-вторых, Европа может выставить Украине такие условия для получения очередной финансовой помощи, которые являются неприемлемыми для нашей страны, особенно в преддверии очередного избирательного сезона. Два возможных условия назвал Руслан Бортник. «Существует, к примеру, идея о могильнике ядерных отходов в Чернобыльской зоне. А следует учитывать, что в той же Германии, отказавшейся в свое время от ядерной энергетики, сейчас критическое значение для формирования правительственной коалиции имеют Партия «Союз 90 / Зеленые». Это значит, что правительство Меркель, удовлетворяя требования «зеленых», будет вынуждено предпринимать какие-либо шаги по переносу вредных хранилищ и производств в другие страны. Потому темы, подобные строительству могильника в Чернобыльской зоне, могут предлагаться украинским властям как условие для получения финансовой помощи». Кроме того, Бортник считает, что европейцы могут потребовать снятия украинского моратория на продажу сельхозземель, увязывая очередную финансовую помощь, как бы она не именовалась, именно с этим вопросом. Денег нет, но вы держитесь Судя по всему, в ЕС четко осознали риски, с которыми могут столкнуться, финансируя страну со столь высоким уровнем коррупции. Евробюрократы понимают, что вряд ли смогут эффективно контролировать средства, вложенные сюда. «Повторение амбициозного плана 1947 года, предложенного сразу нескольким странам Европы, причем в совершенно иных геополитических условиях – это мыльный пузырь. О нем мы слышим от прибалтийских и украинских политиков, но не от представителей тех государств, которое реально принимают решения и платят за подобные инициативы. Ни у Германии, ни у Франции нет желания выделять очередные миллиарды Украине. Евросоюз считает, что мы и так уже получили достаточно», - указывает Алексей Якубин. Согласен с ним и Алексей Станчевский. «Европейцы явно не будут торопиться давать нам что-либо прямо сейчас. Они ждут, как минимум, когда будет выстроена вся вертикаль антикоррупционных органов, и главное – когда начнутся реальные «посадки» чиновников. Пока же они видят только самодискредитацию всех органов по борьбе с коррупцией, созданных в Украине», - отмечает он.  К тому же, в каждой европейской стране имеются политсилы, которые готовы будут обвинить свои правительства в изъятии денег из национальных экономик на более чем сомнительные цели. Следует учитывать и активную работу пророссийского лобби, всячески препятствующего воплощению идей о финансировании стран Восточного партнерства в целом, и, тем более, Украины. Постулируя и повторяя тезисы о нестабильности и разгуле коррупции в Украине, они подводят правительства стран ЕС к мысли о бесполезности, и даже вредности, каких-либо вложений в столь нестабильную и «безнадежную» страну. Потому неудивительно, что итог прошедшего саммита был предельно скромен, с точки зрения ожиданий Украины.

Европейцы заявили всего лишь о расширении общего доступа стран-членов «Восточного партнерства» к т.н. «Внешнему инвестиционному плану». «У нас есть много инструментов, которые уже работают для Украины или других стран «Восточного партнерства», - заявил Йоханнес Хан (на фото ниже), добавив, что «цель этого фонда - предоставить гарантии рисков европейским компаниям, которые хотят выйти на новые рынки». В тексте итоговой декларации, принятой на саммите, было сказано еще более прямо: «Финансовая поддержка ЕС предоставляется при условии осуществления конкретных шагов по внедрению реформ». Далее жаждущим особых условий и особых финансовых вливаний странам «Восточного партнерства» было разъяснено, что «пряники» нужно заслужить. «Подход ЕС «больше за большее» и в дальнейшем будет работать в интересах тех партнеров, которые больше всего внедряют реформы. Внешний инвестиционный план предоставляет новые возможности для финансирования, в частности, через создание Европейского фонда устойчивого развития, призванного эффективно мобилизовать значительные объемы инвестирования», - говорится в п. 12 декларации. Петр Порошенко, который ранее даже высказывал сомнения по поводу того, стоит ли ему ехать на саммит, если никаких особых условий Украине там не предложат, в итоге высказал (в своей речи на саммите) европейским партнерам пожелания Украины – и пожелания довольно амбициозные. О «плане Маршалла» он даже не упоминал, зато были озвучены более понятные ожидания. Порошенко заявил, что Украина рассчитывает в углубление сотрудничества с ЕС по следующим пуктам: энергетический союз, цифровой единый рынок, таможенный союз и ассоциация с Шенгенской зоной. «Мы хотим больше Европы в Украине», - напоследок заявил Порошенко. Не совсем ясно, кому в большей степени был адресован этот посыл – европейцам или украинцам. Казалось бы, итоги саммита для Украины - справедливые и неутешительные. Однако вряд ли идею о некоем особом экономическом плане для нашей страны можно считать отложенной в очень уж долгий ящик. Все зависит от того, захотят ли европейцы ближе к 2019 и 2020 годам, когда в нашем государстве должны пройти, соответственно, президентские и парламентские выборы, сделать ставку на действующую власть, или какую-то ее модификацию. И если в Брюсселе, Берлине, Париже и, конечно же, в Вашингтоне, будет решено, что имеющаяся украинская элита – это «наши сукины сыны», которых все-таки нужно поддержать, то планы очередной финансовой помощи вновь лягут на стол европейских политиков и станут основой для реального выделения денег. Однако уже с намного более жесткими условиями контроля, чем это было сделано в 2014-15 годах, когда новой украинской власти поверили, во-многом, «авансом». Время для авансов кончилось. Подходит время отвечать за обязательства и платить по счетам.   Автор – Павел Серов

Новости

Читайте также

Экспорт зерновых культур – это одна из важн

10 июля, 2018 | 21:31

Журнал Time опубликовал свой традиционный рейтинг топ-100 самых влиятельных людей

23 апреля, 2018 | 09:12

В субботу 18 ноября в столице Зимбабве состоялась демонстрация против 93-летнего президен

21 ноября, 2017 | 11:42

Будьте в курсе последних новостей нашего сайта!