Провал реформы Нацполиции: что мешает копам расследовать преступления

Общество Политика Происшествия Публикации ТОП

О недостатках в работе полиции говорят сейчас много и периодически. Только за последний год общественность будоражили ЧП в Переяславе-Хмельницком, дорожный триллер с участием экс-начальника ГУ НП Днепропетровщины Виталия Глуховери, раскрываемость насильственных преступлений и т.д. А до этого были приснопамятные кровавые Княжичи, следственная тянучка по расследованию убийства журналиста Павла Шеремета, других резонансных расправ и прочее.

NBN.ua разбирался, почему Нацполиция так и не стала качественным правоохранительным органом и не смогла побороть преступность. В частности, в столичном регионе, где по разным оценкам проживает до 10% населения всей страны.

Кадры решают все

Примечательно, что на уровне руководства НПУ замечена вроде как нулевая толерантность к чистоте рядов и полицейских мундиров. Так, руководитель Нацполиции Сергей Князев 1 августа отрапортовал об увольнении некоторых региональных копов: «Неэффективный руководитель – безнаказанный преступник. 16 июня в Запорожской области неизвестные напали на участкового и следователя отдела полиции города Васильевка, которые возвращались домой поздно вечером. Завладели их вещами. Несколько правонарушителей были задержаны в тот же день. Но организаторам удалось скрыться. За неэффективную работу мной был немедленно отстранен, а затем снят с должности руководитель этого отдела полиции, а также ряд руководителей ГУНП Запорожской области«.

По его словам, руководство Нацполиции якобы защищает и будет «защищать полицейских, которые честно несут службу, а неэффективных руководителей продолжим менять».

Но вопрос, на кого менять, остается открытым. И причина тут – системная, поскольку проведенная «реформа» полиции, по сути, была лишь красивой картинкой в виде появления новых патрульных и беспощадного разгона старых опытных кадров, причем в первую очередь в розыске.

В СМИ уже неоднократно всплывали интереснейшие подробности относительно людей, которые заняли руководящие должности в новой полиции. Например, в 2016 году начальником Киевского райотдела полиции города Одессы стала 33-летняя сумчанка Ирина Голодыченко, прослужившая к тому моменту в органах всего год (!). До полиции она работала экспертом по «впариванию» банковских кредитов в супермаркетах Днепропетровска, а также продавцом в Киеве. Очевидно, что подобных руководителей можно менять на таких же с примерно нулевым эффектом.

Ветераны милиции неоднократно напрямую говорили о том, что кадровый разгром и набор лояльной, неопытной молодежи по сути стали политической зачисткой правоохранительной системы. Например, на переаттестации у следователей с 20-летним стажем могли поинтересоваться знанием имен героев «Небесной сотни» и т.п. Метод не новый – точно также поступали большевики в начале своего правления, увольняя и преследуя старых сотрудников во всех ведомствах для того, чтобы утвердить свою еще неокрепшую власть. Главной для постмайданной власти была политическая целесообразность, а не эффективность работы полиции.

Неудивительно, что после проведенной «реформы» ситуация с расследованием преступлений стала неуклонно ухудшаться. Оставшиеся после чисток и при этом во многом неопытные кадры просто не справились с валом уголовных дел. Например, в райотделе «проблемного» района в сутки может регистрироваться 50-60 уголовных производств. То есть каждому следователю попадают сотни уголовных дел, которые он даже не успевает толком изучить, не то что расследовать. Яркий пример подобного хаоса отмечен совсем рядом со столицей, в Кагарлыкском районе.

Почему Кагарлык на Киевщине стал вторым Чикаго

В редакциюNBN.ua обратились читатели с жалобами на разгул преступности и бездействие местной полиции. Мы поинтересовались криминогенной ситуацией в Кагарлыкском районе (сам райцентр находится в 80 км от столицы, меньше часа езды на авто) и пришли к неутешительным выводам. За последнее время в местном райотделе сменилось несколько руководителей, штат сотрудников не доукомплектован, огромное количество уголовных производств превратились в многомесячные висяки, нередко копы боятся выезжать в села из-за активизации криминалитета, а участковые на местах плохо справляются со своей работой, так как на одного офицера приходится порой по пять и более сел в районе, а расстояния между ними – десятки километров.

Как сказал нам временно исполняющий обязанностей начальника Кагарлыкского райотдела НПУ, на данный момент в ящиках следователей скопилось около 1300 уголовных производств. И расследовать их фактически некому. На прошлой неделе следственный отдел возглавил новый руководитель. А в его подчинении всего два человека. На весь район – капля в море. С этим объективным выводом трудно не согласиться.

Но мы выявили и некую субъективную сторону в работе местных копов. Например, год назад было открыто уголовное производство №120181101900000252 по ч.1 ст.125 УК Украины (умышленное телесное повреждение).

Как нам стало известно из надежных источников в органах, само дело – проще пареной репы: в нем есть потерпевший, есть подозреваемый (некий – Игорь Спашиба из села Черняхив), есть свидетели, доказательства и результаты экспертиз. Но копы уже год не могут объявить фигуранту подозрение. Причина – не могут его найти. В итоге производство даже до суда еще не дошло.

Мы поинтересовались у врио начальника Кагарлыкского райотдела, в чем загвоздка. Тот нам признался, что дело вел четвертый следователь, которого буквально на прошлой неделе уволили из «органов». Новый руководитель следственного отдела только приступил к своим обязанностям, входит в курс дела, изучает материалы производства, но отчетливо дал нам понять, что не будет посылать следственно-оперативную группу в село Черняхив для поимки подозреваемого. Говорит, мол, сотрудники райотдела заняты сейчас другими задачами.

В итоге опасный бандит (недавно буйные действия Спашибы по этому производству были переквалифицировали на умышленное причинение увечий средней тяжести – ч.1 ст.122 УКУ), на которого, кстати, зарегистрированы травматический пистолет и помповое ружье, продолжает разгуливать на свободе. Круг замкнулся: дело есть, материалы есть, доказательства и свидетели есть, полиция есть, а фигурант производства неуловим.

В прокуратуре Кагарлыка нам подтвердили, что ничего экстраординарного в этом производстве нет. Сейчас прокуратура разбирается, почему материалы так долго не передаются в суд. И, вероятно, производство будет приостановлено, пока преступника не поймают. По данным ведомства Юрия Луценко, Игоря Спашибу объявили во всеукраинский розыск. Но по другому уголовному эпизоду. Этот молодой человек (1976 г.р.) сжег авто своей гражданской жены в Одессе. Против него в Южной Пальмире тоже открыто уголовное дело (№1-кк/522/6710/19). И в рамках этого дела ему грозит до 15 лет лишения свободы (действия Спашибы квалифицированы по ч.2 ст.194 УКУ).

Но Одесса от Киева далеко, и задержать буйного молодчика пока не удается. Или силовикам не хочется этого делать. Одно из двух. По нашему мнению, скорее всего – второе. Ведь современные технические средства позволяют правоохранителям оперативно установить и точное местонахождение подозреваемого, и круг лиц, с которыми он общается, и чем он занимается.

В полиции Кагарлыка нам уточнили, что Спашиба, вероятно, ранее работал в ГСО, потому что даже травмат не каждый гражданин может получить. А сейчас Спашиба, по оперативной информации, занимается выбиванием долгов из бизнесменов (такой себе новоявленный рэкетир-коллектор). Почему же его не трогают местные силовики, вопрос еще тот.

Мы направили информационные запросы на имя министра внутренних дел Арсена Авакова, генпрокурора Украины Юрия Луценко и главы облпрокуратуры Киевщины с просьбой пояснить, что же на самом деле происходит в Кагарлыке и почему до сих пор такой опасный преступник, как Спашиба, безнаказанно разгуливает по областям, к тому же с оружием.

В Генпрокуратуре NBN.ua сообщили, что эта ситуация – не в ее компетенции, и перенаправили наш запрос в областное прокурорское теруправление. Там в свою очередь уточнили, что состояние расследования прокуроры рассмотрели на специальном совещании и приняли ряд мер для активизации расследования и установления местонахождения Спашибы. Мы будем пристально следить за продвижением этого дела и отчитываться в последующих публикациях.

Кто виноват и что делать?

Стоит отметить, что за провалом работы следственного блока ожидаемо затрещал и «парадный фасад» новой полиции – ее патрульная служба. Рутинная полицейская работа оказалась совсем не похожа на лихие приключения киногероев Мартина Риггса и Джона Макклейна. Внезапно оказалось, что это в первую очередь грязь – бомжи, пьяные или обдолбанные неадекваты, агрессивная молодежь без тормозов, наркопритоны и прочие «прелести», с которыми полицейский сталкивается каждый день.

К тому же поступившие на службу молодые и красивые мальчики и девочки внезапно обнаружили, что платят за эту работу не так уж много, а работать часто приходится сверхурочно. В итоге, прослужив несколько лет, «селфикопы» начали массово писать заявления об отставке.

По состоянию на 1 июня 2019 года некомплект личного состава в Нацполиции достиг отметки почти в 20 тыс. человек, что составляет 15,3% от штата. По данным Нацполиции, больше всего сотрудников не хватает в департаменте патрульной полиции. Количество вакантных должностей там составляет 3,8 тыс., или 20,9%. А недавнее решение властей о привлечении с 1 августа к охране общественного порядка военнослужащих Национальной гвардии более чем красноречиво говорит о дефиците кадров в патрульной полиции.

В комментарии NBN.ua эксперт-криминолог, юрист Анна Маляр подчеркивает, что де-факто украинское общество увидело только фасад полицейской реформы. При этом эксперт обратила внимание на то, что значительное количество преступлений совсем не регистрируются.

«А те, что регистрируются, не могут расследовать именно из-за низкой квалификации полицейских, которая обусловлена большой текучкой кадров. Человек год-два проработал, и переключается на какие-то коммерческие структуры, или, скажем, идет в адвокатуру. Еще проблема, которая не решена – качество материалов, которые передаются в суд. Конечно, мы слышим обвинения в адрес суда, что судьи, мол, отпускают преступников, что они взяли деньги и кого-то там не осудили. Но чаще всего в суды доходит такого качества материал, что доказательства нельзя положить в основу обвинительного акта. Поэтому проблема с Нацполицией действительно очень серьезная«, – отметила А.Маляр.

Очевидно, что распутать клубок накопившихся проблем одними увольнениями, как это эффектно пытается сделать новоизбранный президент Владимир Зеленский, не получится. Украине нужна еще одна реформа правоохранительных органов. Только на этот раз настоящая.

Поделиться

Новости

21 августа 2019

Украинские моряки оставлены в СИЗО — решение суда

Cмартфон Samsung с гибким экраном получит новый дизайн

Портнов напомнил сбежавшему из Украины Порошенко о допросе 3 сентября

День независимости: Тина Кароль исполнит гимн Украины, видео

Известная порнозвезда Дженни Ли стала бездомной

Госбюро обязали открыть уголовное дело на Денисову

Стало известно, за сколько Трамп хотел купить Гренландию

Как у Зеленского будут наказывать за незаконное обогащение

С 1 сентября вводится домашнее обучение школьников в Украине

В Грузии бойкотируют Рустави-2 из-за увольнения обматерившего Путина ведущего

Украина получила безвизовый режим с еще одной страной

В Киеве мужчина забил насмерть жену лопатой, видео

Депутат от Слуги народа внесла в декларацию бесценную кошку

Стало известно, когда выберут нового премьер-министра Украины

Отопительный сезон: Нафтогаз закачал рекордное количество газа в ПХГ Украины

Чиновники не смогут прятаться от увольнения на больничном – Нефедов

БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ