Сергей Лямец: Что делать с тепловой генерацией?

Публикации
Сергей Лямец: Что делать с тепловой генерацией?

Спойлер: а что, если ничего?

Через три-четыре года Украина будет вынуждена остановить тепловую генерацию. К тому моменту, судя по нынешнему ходу событий, мы должны подключится к европейской единой энергетической системе. Тогда собственных мощностей нам может не хватить, однако сбалансировать энергосистему (резко увеличивать, или уменьшать подачу электроэнергии в зависимости от объемов потребления) придется за счет импорта электроэнергии.

Таков оптимистический план, если можно назвать оптимизмом потерю отечественной генерации.
Но есть другой вариант развития событий – назовем его “еще менее оптимистический”.

Сейчас Украина импортирует э/э из России и Беларуси, к которым мы присоединены со времен СССР. Через четыре года импорт ТАКЖЕ будет из России и Белоруссии, а не из Евросоюза. Все потому, что Украина может потерять шансы на синхронизацию с европейской энергосистемой ENTSO-E. Причина: после остановки тепловых станций, европейцы попросту откажутся синхронизироваться с нами из-за нестабильности нашей системы. То есть, как пассивный потребитель мы никому не нужны. 

Вторая версия означает, что всего через несколько лет Украина окажется в глубочайшем энергетическом кризисе с огромным дефицитом электроэнергии. Зато два соседних диктаторских государства, одно из которых оккупировало часть наших территорий, получат контроль над нашим рынком сбыта электроэнергии. 

Это не страшилка, а абсолютно реальный прогноз. О чем речь? 

В ноябре 2017 года правительство утвердило Национальный план сокращения выбросов (НПСВ). Тем самым Украина взяла на себя обязательства перед ЕС, выложенные в Директиве 2010/75/ЕС.

Украина как член Энергетического сообщества обязалась существенно сократить выбросы диоксида серы, оксидов азота и пыли от тепловых электростанций, номинальная мощность которых составляет 50 МВТ и больше.

План начал действовать с 1 января 2018 и закончит 31 декабря 2033. В частности, до 2028 года Украина обязана снизить выбросы серы и пыли в атмосферу на 95%, а до 2033 года – выбросы оксидов азота на 72%.

На реализацию мероприятий по снижению выбросов необходимо инвестировать 4,1 млрд евро. 

До 2019 года, когда действовал старый рынок электроэнергии, сокращение выбросов финансировалось за счет инвестиционной надбавки в тарифе на электроэнергию. Но после перехода на новую модель рынка надбавку убрали из тарифа.

Теперь выбор простой. Первый вариант – найти деньги, которых нет, провести техническую модернизацию и таки сократить выбросы в атмосферу. Другой – дотянуть до момента, когда выполнить план сокращения выбросов от крупных сжигающих установок (НПСВ) мы не сможем, поэтому Украине придется останавливать работу энергоблоков тепловых станций.

Есть, конечно, и третий вариант – расторгнуть договоренность с ЕС. Такой ход событий никогда нельзя отрицать. 

Если Украина откажется выполнять договор, то закроет для себя все шансы по интеграции в ЕС. Кроме того, наш экспорт попадет под экологические пошлины в рамках программы Green Deal. Вот почему, пока что, курс на евроинтеграцию никто не отменял.

Но тогда нужно выбирать: найти деньги на модернизацию или заведомо идти к закрытию станций. На данный момент, ни у тепловой генерации, ни у страны в целом нет таких инвестиций. Кроме того, отсутствуют механизмы финансирования процесса снижения выбросов. То есть, можно было бы взять кредиты – но как?
В итоге, мы пришли к ситуации, что с января 2023 года, по оценкам директора “Центрэнерго”, одиннадцать угольных энергоблоков ТЭС будут работать в Украине нелегитимно. Как так вышло? Очень легко. Год за годом, мы должны были снижать уровень выбросов в окружающую среду. Но – не делали этого. В итоге, всего через полтора года Украине нужно будет решить, какую тепловую генерацию остановить, а кому разрешить поработать еще пару лет. А параллельно – искать новые источники балансирующих мощностей. 
Это главная проблема. В теории, нет никаких проблем с тем, чтобы остановить грязные неэкологичные энергоблоки ТЭС. Но по факту, тепловая генерация важна для Украины потому, что выполняет важную функцию поддержания баланса. Когда электроэнергии вырабатывается много, энергоблоки ТЭС можно безболезненно остановить. Когда э/э не хватает – можно быстро запустить и вывести на пиковую мощность. Компенсировать их потерю почти нечем.

Структура производства электроэнергии в Украине выглядит так: 51% электроэнергии производят атомные станции, но они работают ровным графиком и не могут резко увеличивать или снижать производство в зависимости от спроса.
Балансирующую функцию у нас выполняют ТЭС, ТЭЦ и ГЭС-ГАЭС. Тепловые электростанции (ТЭС и ТЭЦ) производят 35,2% э/э страны, а гидроэлектростанции (ГЭС и ГАЭС) – 5%. Проблема с последними в том, что они зависят от уровня воды в реках. К тому же Украина, из-за ограниченного водного ресурса, не может настроить ГЭС, чтобы закрывать потребности в балансировке. 

Еще 7% электроэнергии в Украине производят солнечные и ветроэлектростанции. Они не могут балансировать систему, потому что планировать их выработку совершенно невозможно. Они наиболее зависят от природных условий. Есть солнце и ветер – электроэнергия производится, нет – в системе необходимо искать альтернативную генерацию для замещения производимых “зелеными” объемов.

К тому же, остается открытым вопрос надежности зеленых в случае природных катаклизмов.

Поэтому без тепловой генерации, даже такой как в Украине, которая давно отработала свой ресурс и нарушает все мыслимые экологические стандарты, стране не выжить.

Тепловая генерация выполняет функции регулирования режима энергосистемы. А теперь вспомните зиму 2020/2021, когда без запасов угля на складах в Украине чуть не случились “веерные” отключения. Пришлось запрашивать аварийную помощь у Беларуси.

Поэтому быстро отказаться от угля и газа, которые сжигаются в топках ТЭС, у нас не получится. Без тепловых станций, стабильную работу системы не обеспечат ни АЭС, ни ВЭС, ни СЭС.
Что же делать? 

Прошли практически четыре года с момента подписания плана по сокращению выбросов. По доброй украинской традиции, мы ничего не сделали. Украине вообще очень хорошо удается брать на себя обязательства и не выполнять их.
В результате, мы оказались перед тем самым невеселым выбором, о котором я писал. То есть выход из ситуации есть. Но, как говорят бизнесмены, выбор есть всегда, он не всегда нам нравится. 

Итак, что мы можем сделать? 

Вариант 1. Не делать ничего, не закрывать ТЭС, не проводить модернизацию и дальше жечь уголь на грязных ТЭС. Тогда мы отсрочим шанс на вступление в ЕС, потеряем главные рынки сбыта нашей продукции и не синхронизируемся с энергосистемой Евросоюза. По большому счету, это нас и ожидает. Украину в ЕС и так никто не ждет. Так что можно не поддаваться фобии. Остаться за бортом ЕС, но с э/э.

Вариант 2. Несмотря ни на что, выполнять план по сокращению выбросов и останавливать ТЭС, которые производят треть электроэнергии в стране и, что самое главное, сглаживают пики роста потребления электроэнергии. Но тогда нам нужно будет чем-то заменить балансирующие мощности. В итоге, нам придется импортировать много электроэнергии из России и Белоруссии – ведь мы потеряем шанс на синхронизацию с ENTSO-E. Европейцы не захотят быть в одной связки с такой огромной и нестабильной энергосистемой без балансирующих мощностей. Одно дело, когда все члены европейской семьи обеспечивают себя и могут иногда одолжить денег до зарплаты. Другое дело – вешать на шею семьи жирного украинского трутня, который не хотел модернизировать свои ТЭС.

Вариант 3. Назову его “возможно, реалистичным”. На семь бед у украинской власти есть один ответ: повысить тарифы. В данном случае, скорее всего, абсолютно для всех потребителей включат в тариф на электроэнергию инвестиционную надбавку, которая будет идти на модернизацию угольных ТЭС и на создания новых балансирующих мощностей, работающих на природном газе. Процесс дорогой, долгий и антирыночный. А еще – социально взрывоопасный. Но на данном этапе этот вариант маловероятен, поскольку в условиях кризиса, взаимных долгов на энергорынке размером в 50 млрд грн и обязанностей государства по отношению к “зеленым” инвесторам, которым нужно платить “зеленые” тарифы, тарифы в стране и так необходимо повышать, в первую очередь для населения. Если добавить еще и инвестнадбавку на модернизацию, то мы получим еще больший кризис неплатежей, но уже со стороны всех потребителей.

Вариант 4. Самый реалистичный. Необходимо признать, что мы опять облажались. Этот вариант похож на первый. Чтобы его активировать, нужно сообщить европейским партнерам, что мы не успеваем выполнить план по сокращению выбросов. Дальше – обратиться в Европейское энергосообщество с официальным предложением перенести окончание реализации плана на 2038 год. Далее провести аудит наших тепловых электростанций и составить список самых эффективных, которые есть смысл модернизировать. Затем – разработать механизмы стимулирования модернизации существующих эффективных мощностей угольных станций и создания новых газопоршневых станций для маневрирования энергосистемы. Для них, возможно, придется ввести специальный стимулирующий тариф.

Четвертый вариант хорош всем, кроме одного. Одно дело облажаться, другое – признать это. Такое решение создаст опасный прецедент. В Украине есть добрых полсотни подобных “висяков”, от создании 500 тысяч рабочих мест Шмыгаля до печально известной люстрации. Стоит признать сам факт, что государство ошибается – и придется получить целую серию болезненных тычков по эго. Вот чего точно не любят Владимир Зеленский и вся его команда.
Так что пока мы можем констатировать лишь одно: приближение проблемы. Ее решение – никто не обещает.

Автор: журналист, блогер, создатель проекта Politicus Vulgaris Сергей Лямец.

Материал из блога на сайте Комментарии.

Поделиться

Новости

11 апреля 2021

25-летний житель Киевской области ради забавы застрелил аиста

Киевлянин надел на половой орган гайку, а снять не смог. Пришлось вызывать спасателей с болгаркой

В Киеве снесли историческое здание, прокуратура открыла уголовное дело

9 апреля 2021

Умер супруг Елизаветы II принц Филипп

В Украине разрешили получать номера на авто прямо в автосалонах

7 апреля 2021

Сговор и злоупотребление монополией? АМКУ изучает резкий рост цен на такси в Киеве

5 апреля 2021

В Дубае задержали 11 украинок за нарушение норм общественной морали – МИД

Такси в Киеве подняли цены в два-три раза. С левого берега на правый везут за 400 гривен

3 апреля 2021

КГГА обратилась в полицию из-за продаж пропусков на транспорт в интернете

1 апреля 2021

В Киеве будут запрещены плановые госпитализации

“Черные риелторы” три года держали в плену киевлянина ради квартиры

31 марта 2021

В Киеве с понедельника вводится локдаун: что будет запрещено?

В Киеве задерживаются поезда из-за кражи электрокабеля на станции Дарница

30 марта 2021

Руслан Рыгованов: Амнистия капитала

29 марта 2021

На этой неделе в метро Киева перестанут принимать зеленые карточки

25 марта 2021

В Киеве зафиксировано 2 случая бешенства у животных

БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ