«Восточно-Украинский офшор» или альтернативные инструменты деокупации Донбасса

Общество Политика Экономика
«Восточно-Украинский офшор» или альтернативные инструменты деокупации Донбасса

Могут ли экономические инструменты деоккупации Донбасса стать действенным средством для прекращения войны? Об этом размышляет Алексей Кущ – участник проекта Аналитический кластер «Украинская Фабрика Мысли».

«Финансовое масло»

Прежде всего, необходимо отметить, что никаких экономических инструментов деоккупации на официальном уровне сейчас не применяются. Скажем больше, они отсутствуют даже в проекте. Некоторые чиновники достаточно высокого ранга, занимающиеся проблемами временно оккупированных территорий, готовы часами просиживать штаны на различных ток-шоу и даже ломать реквизит, рассуждая о всем, что угодно, но только не о предмете своей деятельности. Вспоминая Городничего из «Ревизора»:  «Оно, конечно, Александр Македонский герой, но зачем же стулья ломать?». 

К сожалению, в стране так и не был активирован интеллектуальный дискурс от том, как реинтегрировать в украинскую экономику утраченные на данный момент территории. И главное – вернуть часть населения, которое в результате чудовищной геополитической катастрофы, оказалось отрезанной от остальной части единого народа. Вместо этого, наблюдаем зачастую эффектную, а не эффективную политику.

Санкционное давление на РФ имеет важное значение для трансформации «горячей стадии» в военный конфликт низкой интенсивности. Но как показывает практика решения затяжных конфликтов, необходимо применять условно «бинарную систему», когда наряду с политическим «нулем», который позволяет «заземлить» конфликт, присутствует еще и экономическая «единица», способная придать новый импульс в решении задачи по деэскалации. Как бы цинично это не звучало, но деньги являются универсальным машинным маслом, смазывающим как шестеренки войны, так и «коленчатые валы» мира. Вопрос лишь в том, куда приложить этот вектор финансового давления.

Как говорил классик политической экономии: «политика – это квинтэссенция экономики». А переиначивая другого классика, на этот раз литературного, можно добавить: «весь мир – рынок и все на нем покупатели или продавцы». Если стороны, участвующие в конфликте, будут зарабатывать на контрабанде оружия, контрафактных товаров, то поддержания медленного огня в «примусе» войны будет для них ключевой задачей. А если акцент получения прибыли сместится в сферу функционирования нейтральных, трансграничных экономических проектов – у хрупкого, но мира появится значительно больше сторонников и адвокатов.

«Кипрская ДНР»

Опыт решения кипрского конфликта показывает, что привлечение западных стран-гарантов и посредничество крупнейших геополитических игроков, может привести лишь к длительному замораживанию конфликта. Но никак не к его решению. Как показывает практика, после нескольких десятков лет, за давностью событий, желание решить территориальный разлом страны угасает. В том же Кипре, таким классическим примером является провал мирного плана Аннана, который реализовывался под эгидой ООН. В то время как 65% киприотов-турок из непризнанной Турецкой республики северного Кипра (аналог ДНР/ЛНР) высказались за мирный план, 75% киприотов-греков из официально признанной на международном уровне республики Кипр его решительно отклонили.

Это показывает, что по прошествии нескольких десятков лет, когда вырастает новое поколение, сформированное в условиях конфликта, решить проблему восстановления территориальной целостности страны на системном уровне крайне сложно. И пример Кипра в очередной раз демонстрирует, что именно основанная часть страны, достигшая в отличие от непризнанного, отколовшегося фрагмента, заметных результатов экономического развития, не горит желанием идти даже на частичные уступки.

В Украине, с момента утраты части территорий прошло уже пять лет. На Донбассе постепенно формируется новое поколение местных жителей, для которых военный конфликт такая же данность, как и смена сезонов года.

С каждым годом, возможность социальной инклюзии отдаляется еще больше. И преграда для восстановления целостности страны заключается как в региональном сепаратизме, так и в позиции некоторых политиков, которые культивируют в обществе не менее вредоносный чем сепаратизм тезис, о «раковой опухоли» и необходимости ее «отрезать».

У войны на Донбассе есть свой «телеграфный столб», который лежит поперек дороги и который невозможно «объехать» в процессе реализации любого мирного плана. Это РФ, которая может помножить на ноль любые усилия миротворцев и в любой момент интенсифицировать военный конфликт. Фактор России заставляет нашу дипломатию и другие государственные институции постоянно действовать в режиме ном-стоп. Ожидания того, что санкции подействуют и РФ уйдет из Донбасса. В это же время, переселенцы фактически живут на чемоданах, хотя в душе уже не надеются на быстрое прекращение конфликта.

В Украине сформировался очень опасный и ошибочный «комплекс ожидания», что конфликт решится «вот-вот». Это демотивирует искать альтернативные инструменты поиска мира, которые с одной стороны не противоречили бы Минску и могли приносить позитивный эффект параллельно дипломатическому процессу, а с другой, уже сейчас по прошествии пяти лет могли бы продвинуть нас намного дальше сегодняшних достаточно слабых и шатких позиций по мирному урегулированию.

Универсальный инструмент

К таким незаметным, скрытым инструментам деэскалации конфликта и деоккупации территорий стоит отнести создание демилитаризованных свободных экономических территорий (ДеСЭТ) на оккупированных районах Донецкой и Луганской областей.

Принципы их создания:

  • ДеСЭТ создаются либо в «тыловых» районах неподконтрольной части Донецкой и Луганской областей, либо в районах на линии разграничения;
  • На территории ДеСЭТ проводится полная демилитаризация: вывод незаконных вооруженных формирований, тяжелой военной техники.
  • На территории ДеСЭТ возобновляется деятельность местных органов власти в виде совета инвесторов, под общим руководством представителей ОБСЕ (по аналогии с косовским конфликтом). То есть реальное управление районом концентрируется в руках бизнеса, а не местных политических элит.
  • Для поддержания правопорядка, на территории ДеСЭТ вводятся усиленные мониторинговые миссии ОБСЕ и формируются подразделения международной полиции под руководством представителей ОБСЕ.
  • На территории ДеСЭТ возобновляется деятельность предприятий, зарегистрированных в соответствие с украинским законодательством, а также деятельность украинской банковской системы.
  • С территориями ДеСЭТ возобновляется грузовое транспортное сообщение.
  • На территории ДеСЭТ начинают работу посты государственной фискальной службы, которые выдают украинские сертификаты происхождения для произведенных товаров.
  • На территории ДеСЭТ действует льготный налоговый режим – нулевая ставка налога на добавленную стоимость и 5% – налог на прибыль.

С учетом целого ряда факторов, на данный момент, наиболее реально создание ДеСЭТ в алчевском промышленном районе, енакиевско-макеевской агломерации, Харцызске, а аткже в местах угледобычи: Антрацит, Ровеньки, Свердловск.

Создание ДеСЭТ может стать новой гибридной формой деоккупации неподконтрольных территорий, переходным этапом к полной интеграции их в экономическое и политическое пространство Украины.

В какой-то мере, международным аналогом модели ДеСЭТ может стать Кэсонский промышленный парк, созданный совместно КНДР и Южной Кореей. Напомним: Кэсонский промышленный парк размещен на территории КНДР, в 10 километрах к северу от демилитаризованной зоны. На данный момент, на территории промышленного парка осуществляют деятельность 120 южнокорейский малых и средних компаний и 15 крупных корпораций. Торговый оборот зоны составляет в среднем $2 млрд в год, на производстве занято более 50 тысяч человек (в основном из Северной Кореи).

Перспективным ДеСЭТ может стать Алчевск, город, где компактно размещены металлургические и коксохимические мощности, а именно: Алчевский металлургический комбинат, включенный в перечень стратегически важных предприятий Украины и Алчевский коксохим, обеспечивающий коксом производственный цикл первого.

Алчевский меткомбинат является одним из самых глубоко модернизированных металлургических производств нашей страны. В свое время, был привлечен кредит ЕБРР в размере $150 млн для строительства газотрубинной электростанции. За январь-сентябрь 2013 года, комбинат получил выручку в размере почти 11 млрд грн, то есть более $1,3 млрд. АМК способен выпускать почти 4 млн тонн металлопроката, более 4,2 млн тонн стали и столько же чугуна. Алчевсккокс входит в тройку крупнейших коксохимических предприятий страны и с помощью пяти коксовых батарей может нарастить выпуск кокса до 3-3,5 млн тонн.

Наряду с производственным ДеСЭТ, могут быть запущены и добывающие демилитаризированные районы в Антраците, где размещена крупнейшая украинская шахта «Комсомольская», в которой добывается энергетический уголь, под который «заточены» все украинские теплоэлектростанции, с глубиной залегания пластов до одного километра (объем добычи угля – более 1,5 млн тонн). А также в городе Кировское («Шахта „Комсомолец Донбасса“») с потенциалом добычи 1,7 млн. тонн.

Возможно и создание так называемых экстерриториальных ДеСЭЗ, когда демилитаризируются не «территории», а экстерриториальные зоны. Что это такое? Некоторые базовые инфраструктурные системы региона, не могут полноценно функционировать в дефрагментированном состоянии, например это касается региональной системы водоснабжения. В таком случае, управление данными инженерными коммуникациями может быть передано специальным управляющим компаниям под эгидой международных организаций. И свою деятельность такие ДеСЭЗ осуществляют по обе стороны разграничения, взаимодействуя с представителями различных сторон конфликта.

Экономика в обмен на мир

Привлекательность данного плана заключается в том, что он представляет собой параллельную линию к политическому процессу, будь-то Минск или нормандский формат. Экономические инструменты деоккупации являются универсальным механизмом обмена экономических возможностей на мир. И этим данный план отличается от работы украинских предприятий на оккупированных территориях в 2014-2016 годах, когда действительно происходил бизнес на крови и ночью стреляли, а днем гнали эшелоны. Главный принцип  ДеСЭТ – льготный экономический режим в обмен на прекращение военных действий на территории района и его полная демилитаризация.

Почему на этот план может согласиться РФ? Создание ДеСЭТ снизит для нее стоимость содержания хотя бы некоторой части оккупированных территорий. В качестве аналогии: когда лидер Северной Кореи Ким Чен Ир создавал совместно с Южной промышленный парк Кэсон, он явно не думал о том, что его сын Ким Чен Ын будет встречаться с президентом США… Экономические механизмы действуют незаметно для увлеченных геополитикой политических лидеров. По этой же причине, политические «бонзы» и соглашаются на некоторые экономические эксперименты, дабы немного ослабить внешнее давление и передохнуть. Но именно по этому, данный сценарий может быть не воспринят и в Украине. Но здесь нужно выбирать: или быстрая деоккупация или нанесение максимального экономического ущерба.  

Классику марксизма ошибочно приписываю фразу, которая на самом деле принадлежала Английскому публицисту XIX века Томасу Джозефу Даннингу: «Капитал боится отсутствия прибыли или слишком маленькой прибыли, как природа боится пустоты. Но раз имеется в наличии достаточная прибыль, капитал становится смелым. Обеспечьте 10 процентов, и капитал согласен на всякое применение, при 20 процентах он становится оживлённым, при 50 процентах положительно готов сломать себе голову, при 100 процентах он попирает все человеческие законы, при 300 процентах нет такого преступления, на которое он не рискнул бы, хотя бы под страхом виселицы».

Сегодня в зоне конфликта контрабандисты получают свои 300 процентов, попирая  «все человеческие законы». Экономические инструменты деоккупции могут дать бизнесу 10%-20% цивилизованной прибыли. Этого вполне достаточно, чтобы капитал стал «смелым» и начал работать на мир.

ФотоАлчевский меткомбинат

Материал: uttank.com

Поделиться

Новости

4 декабря 2019

Геноцид украинцев? Мединициатива «Голоса» может иметь устрашающие последствия

2 декабря 2019

Анна Ковальчук: Земельное Акционерное Общество

29 ноября 2019

Кріпаки 21 сторіччя – земельний жах законопроекту №2194. Поправки Головіна

20 ноября 2019

Вступил в силу закон о штрафах за перевозку детей без автокресел

17 ноября 2019

Что ждёт фермеров и владельцев земельных паев?

14 ноября 2019

Рада приняла госбюджет 2020. Что ждёт Украину?

Под Офисом Президента митингуют железнодорожники

13 ноября 2019

«Батьківщина» переходить в опозицію

4 фракции выступили против продажи земли

11 ноября 2019

Аграрии перекрыли дороги: протест против продажи земли

Будущее городов: мэры или Кабмин. Кто прав?

6 ноября 2019

Сотрудников СБУ разоблачили на незаконном прослушивании

4 ноября 2019

«Система подготовки чиновников в Украине висит в воздухе», — Юрий Гаврилечко

31 октября 2019

В Тернопольской области у ребенка заподозрили сибирскую язву

30 октября 2019

Большинство украинцев против продажи земли, — опрос «Рейтинг»

Андрей Портнов открывает в Станице Луганской юридический офис, где людям будут оказывать бесплатную помощь

БОЛЬШЕ НОВОСТЕЙ